«До свидания, зима!» (Для февральского «Небосвода»)

Ржавец – село в Липецкой области, что находится почти в самом её центре, в Задонском районе. Первый раз мне довелось побывать тут несколько лет назад в ходе съёмок материала о заброшенной Крестовоздвиженской церкви этого села.

Вернувшись домой, разбирая фотографии и видео, копаясь в интернете в поисках исторических сведений, я обнаружил любопытные сведения об этом населённом пункте. Любопытные настолько, что в них сложно поверить, если случайно оказался там проездом. Что такое Ржавец сегодня? Две дюжины домиков разной степени сохранности, расположившиеся по обе стороны дороги, прямо тут и заканчивающейся. Хотел было написать, что редко увидишь тут людей, случайно оказавшихся проездом, но почему-то Яндекс.Навигатор с какой-то удивительной фантазией и удивительным упорством прокладывает маршруты по этому участку Задонского района, что несколько раз встречал здесь и заблудившихся автолюбителей.

Первые свидетельства о селе относятся к 1620-м годам, когда оно носило название Новый Починок и было владением Ивана Никитича Романова – брата патриарха Филарета и дяди первого царя из династии Романовых – Михаила Фёдоровича. А уже по документам середины XVII века село проходит под названием Мокрый Буерак, а спустя ещё двести лет – уже как Ржавец.

Этимология этого названия вполне ясна – оно обычно даётся, если рядом протекает речка или ручей с желтоватой, «ржавой» на цвет водой. Да и предыдущее именование села – Мокрый Буерак, то есть «мокрый овраг», словно вторит ему.

Самым удивительным для меня стало то, что этот вот Ржавец, с населением в двадцать одну душу согласно последней переписи, был некогда крупным населённым пунктом-крепостью, входящей в систему Белгородской черты, то есть, по нынешним меркам, практически городом. К Ржавцу мы обязательно вернёмся и по ходу этого рассказа, и в следующих трёх сериях, которые я решил посвятить главным весенним объектам глубокого космоса – галактикам. И тут вы меня, конечно, спросите: «Позвольте, но причём тут этот ваш Ржавец? Где галактики, и где он?». Отвечаю: в последний год именно это место Липецкой области у меня стало ассоциироваться с самыми тёплыми астрономическими впечатлениями – какая бы погода не стояла на дворе.

Как-то раз мы с липецкими любителями решили провести несколько дней наедине с природой, космосом и в общении друг с другом, и этим местом стало именно это село, где был арендован домик. Первая поездка настолько удалась, что мы начали туда возвращаться вновь, несмотря на то что небо там далеко от сверхъестественно чёрного – обычная зелёная зона. Зато всего лишь 50 километров от города, старинный дом с русской печью, где можно согреться и зарядить оборудование в студёные зимние вечера, беседка на улице, жареные колбаски, ароматная ягодная настойка и душевное общение.


Зимой в Ржавце удивительно, невероятно тихо. Тишина тут стоит ровно такая, что обычно описывается в терминах «слышно, как падает лист», разве что листьев давно уже нет. Деревья стоят не шелохнувшись, и только высокие самолёты в небе изредка наполняют пространство отдалённым и еле различимым гулом.

Вечер оборачивается лиловыми сумерками, и, когда последние отсветы зари погаснут на синих волнах снега, устлавшего окрестные овраги, в небе зажигается созвездие Ориона. Великий пастух небес пока стоит вертикально над южной стороной горизонта, но с каждым новым часом и новым днём он будет всё больше заваливаться на запад, свидетельствуя о том, что несмотря на снега и стужу, время зимы уже подошло к концу.

Как я писал ранее, следующие три главы, сделанные специально для журнала «Небосвод», будут посвящены летним галактикам, а в этой мне хотелось бы остановиться на нескольких относительно ярких объектах уходящего зимнего неба, не слишком часто попадающих на страницы изданий и в окуляр любителей астрономии. В списке тех немногих объектов, которым посвящён этот рассказ, нет никакой логики, я буквально ткнул пальцем в небо или нашёл их изображения, разбирая старые записи и фотографии на компьютере.


Начать рассказ мне хочется с самого западного из них, а именно рассеянного скопления NGC 1647, что лежит в созвездии Тельца. Яркое, шестой звёздной величины, оно лежит аккурат между рогами Тельца неподалёку от Альдебарана и является третьим по яркости скоплением этого созвездия – после Гиад и Плеяд, разумеется. Такое знаменитое соседство приводит к тому, что NGC 1647 остаётся полностью в тени своих «звёздных» соседей. Откройте страницу этого объекта в русской или англоязычной Википедии, и вы удивитесь тому, как мало о нём написано.

Фактически, единственное, что мы узнаём, это расстояние до рассеянного скопления, равное 1800 св. годам, что в четыре раза превышает расстояние до Плеяд. Оба скопления близки по возрасту, но по светимости самые яркие звёзды М45 всё-таки превосходят в несколько раз таковые из NGC 1647.

  Расстояние Возраст Поперечник Абс. величина ярчайших звёзд
Гиады 150 св. л. 620 млн лет 20 св. л. -0,5
Плеяды 440 св. л. 100 млн лет 15 св. л. -2,8
NGC 1647 1800 св. л. 150 млн лет 25 св. л. +0,1

Но я люблю это скопление не за какие-то рекорды и «достижения», а просто за его прекрасный вид в телескоп. Поговаривают, что в идеальных условиях рассеянное скопление NGC 1647 может быть зафиксировано на пределе видимости как слабое туманное пятнышко и, скорее всего, так оно и есть – я сам никогда не видел.

Скопление уверенно различимо в бинокль, но подлинная его красота раскрывается в телескопы 70 – 150 мм в поперечнике и при умеренных увеличениях. Несколько десятков голубоватых звёздочек 9 – 12m разбросано на участке сравнимым по площади с лунным диском, при этом скопление чётко выделяется на окружающем фоне, несмотря на то что лежит в области млечного пути.

Самые яркие звёзды скопления сгруппированы парами и тройками и смотрятся будто пригоршня высыпанных на стол сверкающих алмазов, а пространство между ними наполнено более мелкой пылью. Возможно, NGC 1647 и не является каким-то особенным объектом, но безусловно, заслуживает наблюдения в силу своей красоты.

Неподалёку от NGC 1647 лежит ещё один любопытный объект с практически аналогичным названием – рассеянное скопление NGC 1746. Помню, как в бумажных атласах типа «Uranometria 2000» они отображались на одной и той же странице и походили на этаких братьев-близнецов с одинаковым блеском, диаметром и названиями. Когда же несколько дней назад я попытался найти NGC 1746 в Cartes du Ciel, то… не смог этого сделать! Сложно было описать мои чувства в тот момент. В какой-то момент я даже засомневался в том, что когда-то его наблюдал.

На помощь, как обычно в таких случаях, пришёл интернет, который поведал, что согласно недавним исследованиям NGC 1746 уже вряд ли можно считать рассеянным скоплением. Либо мы имеем дело с обыкновенным астеризмом, т.е. случайной проекцией гравитационно не связанных звёзд на один участок небесной сферы, либо с несколькими небольшими скоплениями, расположенными рядом на небосводе, но значительно удалёнными друг от друга в пространстве.


К востоку от NGC 1647, в созвездии Ориона, на границе с Близнецами расположен следующий объект, о котором мне хотелось бы рассказать – диффузная туманность NGC 2174 и связанное с ней рассеянное скопление NGC 2175. Хотя, надо признаться, с этими наименованиями существует изрядная путаница.

Рассеянное скопление открыл великий итальянский наблюдатель дип-скай объектов Джованни Годиерна, при этом не вполне понятно, наблюдал ли он при этом и туманность. Считается, что нет, поскольку в середине XVII века через простую двадцатикратную «дудочку» системы Галилея это было сделать крайне сложно. Туманность была достоверно обнаружена Карлом Брунсом в 1857 году в Берлинской обсерватории, в ходе поиска комет, а его коллега Артур Ауверс внёс её собственный перечень новооткрытых туманностей за номером 21. Описание гласило: «Звезда 8m с туманностью вокруг».

Но давайте же взглянем на фотографию этого объекта.

Это фото было сделано мной пять лет назад с балкона в Липецке при помощи телескопа Sky-Watcher 100ED и камеры Canon 450Da. Эта яркая эмиссионная туманность получила название «Обезьянья голова», и при определённой практике эту самую голову можно научиться идентифицировать. В центре туманности лежит горячая голубая звездочка HD 42088 спектрального класса О6,5 – и именно она отвечает за свечение этого удалённого облака газа.

Но где же рассеянное скопление NGC 2175? Лично я его не вижу ни на фотографии, ни при визуальных наблюдениях. Заметно, что туманность лежит в насыщенном звездами участке (что не удивительно, ведь галактический экватор проходит в 30’ от неё), но какого-то особенного сгущения звёзд не заметно. К такому же выводу пришли и многие профессиональные астрономы.

Рассматривая фотографию туманности, можно заметить два ярких её сгустка, поверхностная яркость которых выше: один лежит чуть левее HD 42088, другой, голубоватый, – выше, на границе красного свечения. Именно этот, верхний, был открыт Эдуаром Стефаном, «отцом» одноимённого Квинтета. И именно этот верхний узел в некоторых книгах обозначается как NGC 2174.

Дальше больше. В первой половине XX века, а собственно в 1931 году шведский астроном Пер Коллиндер издаёт каталог рассеянных скоплений, многие из которых знакомы любителям по префиксу Cr, а также их легкодоступности. Под номером Cr 84 проходит рассеянное скопление NGC 2175, но если вы попытаетесь найти современную информацию о Cr 84, то потерпите неудачу. «Ошибочно внесено» или «не соответствует NGC 2175» – вот что сообщают источники.

И чтобы окончательно всё запутать, сообщу, что есть объект Индекс-каталога IC 2159, тоже проецирующийся на область туманности. О нём вы тоже не найдёте никакой сколь либо внятной информации, вероятно, и он является неким недоразумением.

Если вы хотите мои мысли относительно всего этого безобразия, этого «Бермудского треугольника», то предполагаю, что дело обстояло приблизительно так. Поскольку туманность «Обезьянья голова» содержит несколько относительно ярких и компактных сгустков на насыщенном звёздами фоне, то они воспринимались как рассеянные скопления или какие «дополнительные» туманности. Хотя, возможно, всё не так просто. В любом случае, если у вас есть свои соображения или достоверная информация по этому вопросу, пишите в комментариях к соответствующему посту на моём сайте skytales.ru. При всей путанице с названиями доподлинно известно, что NGC 2174 является крупной газопылевой туманностью, удалённой от нас на целых 6 400 световых лет. Принадлежа территориально созвездию Ориона, NGC 2174 не имеет ничего общего с Облаком Ориона и ассоциацией Ориона OB1 в частности. «Обезьянья голова» и HD 42088 принадлежат ассоциации Близнецов OB1 и находятся в другом спиральном рукаве Галактики. По истинным размерам NGC 2174 превосходит Туманность Ориона M42 в три раза и является мощнейшим центром звездообразования. Снимки телескопа «Хаббл» позволили глубже заглянуть в недра туманности и обнаружить в них самые настоящие звёздные ясли:

Фотография центральных областей NGC 2174 при помощи космического телескопа «Хаббл»

Если говорить о визуальных наблюдениях, то NGC 2174 не является архисложным объектом, хотя и забывать про основные правила наблюдения протяжённых туманных объектов (отсутствие засветки, светосила инструмента и небольшие увеличения) совершенно недопустимо. Мне довелось созерцать эту туманность в 250-мм ньютон при равнозрачковых и даже менее (40х) увеличениях – она выглядела как протяжённое округлое свечение равномерной яркости на богатом звёздами фоне.

Поскольку этот объект является в общем-то зимним, то дополнительную сложность может создать морозная погода, поэтому грелки на объектив и окулярный узел телескопа весьма приветствуются.


Следующий объект, которого хотелось бы коснуться, последний раз я наблюдал именно в Ржавце, в одну из холодных осенних ночей. Костёр догорал, и мы отправились немного прогуляться по окрестностям, благо, там есть, что посмотреть. Одной из доминант села является заброшенная Крестовоздвиженская церковь – один из нескольких храмов, существовавших в городе-крепости, а ныне – единственный, дошедший до нас.

Каменная церковь была построена в начале XIX века на месте более древней деревянной, существовавшей практически с момента основания села. Как и большинство сельских храмов центра России, Крестовоздвиженский храм в Ржавце был закрыт и разграблен в 1930-е годы, после чего продолжает предаваться запустению и медленному разрушению. Не помогло и внесение церкви в список объектов исторического и культурного наследия по решению Совета Министров СССР в 1974 году.

На прощание мы делаем фотографию храма, над которым уже восходит созвездие Ориона, а в нём – туманность M78 – следующий герой моего повествования.

На фоне великой Туманности Ориона, разнообразных скоплений, переменных звёзд и других туманностей всех мастей М78 может показаться слегка скучной. Что скрывать, я и сам до некоторого времени так считал. Со своим 160-мм добсоном я наблюдал её лишь однажды, для галочки, а следующий раз вернулся к ней почти двадцать лет спустя – уже с 250-мм ньютоном.

И чтобы составить представление о том, как выглядит эта туманность в крупный светосильный инструмент, достаточно взглянуть на фотографию, которую я получил недавно в Ржавце на Sky-Watcher 72ED. В ту ночь я отснял около двадцати пятиминуток, из которых большую часть пришлось выкинуть: они были испорчены изредка проплывающей высокой плёнкой облаков. Для сложения осталось всего лишь пять кадров:

М78 – это самый яркий участок этой сложной по структуре отражательной туманности – этакое морозное привидение с двумя глазками-звёздочками 10,5m. 250-мм телескоп позволяет уверенно различить и северный сегмент комплекса – туманность NGC 2071, подсвечиваемую переменной звездой V1380 Ori. Звезда относится к затменным переменным типа Алголя и изменяет свой блеск от 9,8m до 10,6m с периодом, близким к 5 суткам.

Компоненты комплекса, отделённые от М78 пылевой прослойкой на западе – туманности NGC 2067 (чуть выше) и NGC 2064 (чуть ниже) – были доступны для наблюдения при помощи бокового зрения. Практически уверен, что весь набор этих туманностей доступен и в менее мощные инструменты.

Вообще, М78 заслуживает внимания как одна из самых ярких отражательных туманностей на небосводе, возможно, даже как самая яркая. Не могу припомнить на нашем северном небе чисто отражательную туманность, которая была бы ярче.

Обращает на себя внимание тот факт, что в непосредственной близости от М78 и, в особенности, от NGC 2071 концентрация мелких звёзд фона значительно снижена – признак того, что пылевая туманность не ограничивается только светящейся частью, а простирается значительно дальше.

Туманность М78 находится на расстоянии в 1350 световых лет и принадлежит так называемому Облаку Ориона – гигантской агломерации межзвёздного вещества поперечником в несколько сотен световых лет, в которую помимо М78 входят туманность Ориона (М42 и М43), туманности «Пламя» (NGC 2024) и Конская голова, Петля Барнарда, а также масса более мелких объектов.

Туманность является центром мощного звездообразования, скрытого, однако, от прямого наблюдения облаками пыли, но доступного для инфракрасных телескопов, которые обнаружили тут целое звёздное скопление. Также М78 содержит в себе несколько десятков новорождённых звёзд типа Т Тельца и свыше дюжины объектов Хербига – Аро.


Если вы студёной февральской ночью смогли продержаться от заката до полуночи, то, несомненно, будете вознаграждены прекрасной коллекцией весенних галактик, которым и будут посвящены следующие выпуски. Я же расскажу лишь об одной, самой первой, что открывает этот торжественный парад и которую бережно несёт в зубах сам Лев – о спиральной галактике NGC 2903.

Эта красивая галактика с перемычкой относится к разряду тех, «которые-почему-то-не-увидел-Мессье», то есть к ярким туманных объектам, доступным для небольшого телескопа. Если у вашей монтировки нет функции автонаведения, галактику без проблем можно найти, просто опустив поле зрения от Лямбды Льва на градус с копейками.

В 150-мм телескоп NGC 2903 предстаёт в виде овального облачка с яркой сердцевиной. При наблюдении в инструмент поперечником 250 мм картинка становится более яркой и детальной, однако, спиральные ветви всё ещё не удаётся рассмотреть – только некий намёк на неоднородность в их свечении. И это немудрено – галактика удалена от нас на 30 млн световых лет и расположена под довольно острым углом к лучу зрения. Единственное, на что удалось обратить внимание – это бар, перемычка, направленная вдоль оси галактики.

При всём этом NGC 2903 является благодарным объектом для астрофото: её спиральная структура и перемычка доступны астрографам самого скромного уровня. По своему размеру и типу галактика напоминает Млечный Путь, находясь где-нибудь возле одной из её звёзд мы видели бы нашу Галактику примерно так же.

Рассматривая фотографии, сделанные в крупные телескопы, можно отметить, что центральные области галактики буквально усеяны гирляндами звёздных ассоциаций. На снимках с Хаббла отчётливо заметно, что даже в ядре, в компактной области поперечником в пару тысяч световых сосредоточена целая гроздь H-II регионов и молодых (до 10 млн лет) рассеянных скоплений. И действительно, темпы рождения звёзд в NGC 2903 значительно превышают нормальные для спиральных галактик показатели.

Фотография центра галактики NGC 2903, сделанная космическим телескопом «Хаббл»

Центральные области галактики излучают в ультрафиолетовом и инфракрасном диапазоне, в центре же NGC 2903, как и в центрах большинства спиральных галактик расположена сверхмассивная чёрная дыра в несколько миллионов солнечных масс.

Современные исследования показали, что по перемычке, как по трубопроводу, к центральным областях галактики стекается межзвёздное вещество, где и участвует в процессах формирования звёзд.

На этой яркой и интересной галактике я заканчиваю этот рассказ, говорю зиме «до свидания» и начинаю повествование о параде галактик, что случается каждую весну, но проходит для большинства людей незаметно. И только мы, любители астрономии, не побоявшись ночной прохлады, вновь отправимся прочь от городской засветки, чтобы полюбоваться этим зрелищем.

Если у вас есть мысли и замечания к этой статье, оставляйте их в комментариях к этому посту и до встречи в мартовском номере!

Поделитесь записью:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *