Глава 1. Октябрь

Почему именно октябрь? Во-первых, с чего-нибудь начать все равно придётся, а если не октябрь, то возникнет всё тот же вопрос: «а почему май?», «почему август?». Во-вторых, с января начинать не хотелось, уж слишком обыденно. В-третьих, октябрь, на мой взгляд, один из наиболее безрадостных месяцев для русского любителя астрономии – сами посудите – это начало практически беспросветного ненастья над просторами отечественных пейзажей да сопутствующее ему небольшое количество жемчужин звёздного неба. За ним – еще более ненастный ноябрь – вот уж где стоит приуныть… но потом – ясный и морозный декабрь, его зыбкий млечный путь, скрывающийся за паром от дыхания, туманности да россыпи скоплений. А ещё чуть позже – весенний океан галактик, в котором так легко утонуть, затеряться без следа – вот уж воистину сокровищница для настоящего наблюдателя-визуальщика. Вы догадались, к чему я клоню? Вслед за весной приходит лето и, как бы его ни ругали за скоротечность ночей, лето – это, пожалуй, самая благодатная пора для нас – любителей астрономии. Величественная полоса млечного пути, разрубающая небосвод пополам, глядя на которую вдалеке от суетных городских огней, как наяву представляешь себе огромную Галактику. И нашу планетку, висящую где-то в пустоте, вдали от вселенских перипетий… И вот – сентябрь – прекрасный и немного грустный месяц. Прекрасный потому, что в течение одной ночи мы можем увидеть всё богатство летних объектов, а рано поутру – великолепие зимних под предводительством Его Величества Ориона. Ну а грустный потому, что впереди – дожди, грязь и слякоть. Иными словами – октябрь…

Осень – не самая благодатная пора для наблюдателя туманных объектов, куда деваться. Специфика нашей русской природы такова, что можно несколько недель провести в ожидании ясной погоды, так и не дождавшись её наступления. Но повод ли это расстраиваться? Конечно нет.

В октябре, кстати, очень здорово махнуть на выходные на дачу и погрузиться в ароматы высушенного сена на чердаке, заваленного антоновкой, флюиды сосновой хвои, спускающиеся с соседнего холма и запахи мокрого от постоянно моросящих дождей луга. Вы видели когда-нибудь осенние луга? Конечно же, видели. Выцветшие просторы, изрезанные оврагами, растерявшие все свои краски, как старая фотография. Под серым, без единого просвета, небом, среднерусские пейзажи приобретают какие-то слишком безрадостные оттенки и контуры.

Поскольку к середине осени большая часть работ по приусадебному участку уже завершена, остается только пить вино в теплой компании да философствовать. Благо, атмосфера к этому располагает. А ещё можно выйти и прогуляться по окрестностям, ведь природа вокруг очень и очень красива даже в конце октября.

Мой загородный дом расположен на невысоком пригорке рядом с уютно путляющей меж таких же пригорков речкой Воронеж – самой обыкновенной речкой, коих в средней полосе России уйма. В деревне он самый крайний (прямо хата с краю), хотя, в настоящее время, деревня уже почитай и не деревня, а сообщество дачников. Рядом с дачей наличествует холм, поросший соснами – оттуда доносится прохладное и почти лесное дыхание. С другой стороны реки нет ничего кроме безбрежных осенних лугов, застилающих все свободное пространство до горизонта. Лугов, утыканных зубочистками телеграфных или, бог знает, каких ещё столбов…

Воронеж неспешно несет свои воды с востока на запад в стремлении слиться с великим Доном, а поскольку мой дом стоит хоть на небольшом, но пригорочке, вся южная часть неба остается открытой до самого горизонта. В небесных координатах – до –37° склонения. Но это, разумеется, в идеале. До –30° неплохо наблюдаем – и за то спасибо. Ну а коль скоро меланхоличное осеннее настроение не оставляет повода надеяться на быстрое избавление от проклятия облачности, остается только сделать последний глоток ароматного смородинного вина и отправиться вниз, на прогулку.

Скользкая тропинка спускается почти до реки, вода в которой стала тёмной и какой-то совсем недружелюбной – ничуть не хочется окунуться, совсем не то, что пару месяцев назад. Исчезли и голоса птиц; пройдя же чуть дальше от деревни вниз по течению, ощущаешь себя потерявшимся, размывшимся, растворившимся в акварели бледного октябрьского дня. Лёгкая дымка уже скрыла деревню, оставшуюся позади, а прямо по курсу, с правого берега реки, на высоком уступе появляется кромка леса. Самого настоящего, дремучего. Он простирается на север на многие десятки километров, а здесь его южный рубеж. Местные старожилы уверяли, что раньше здесь и хозяин леса – медведь – обитал. Что же до волков, то даже мы, городские, их следы видели.

Каждый лес – это не просто совокупность растущей вместе флоры и обитающей в ней фауны. Лес – это нечто большее, что-то очень похожее на город. Тут есть свои аллеи, улицы, проспекты и переулки. Тут есть и врата – врата в лес. Рядом с ними возвышается внушительного размера и возраста дуб, он, словно хозяин, привечает каждого входящего гостя.

Пока путешествуешь вдоль реки, лес появляется будто в трёхмерной игре – постепенно, частями. Вот сначала возник дуб – хозяин леса, потом частокол сосен, затем все больше и больше деревьев проступает сквозь пелену тумана. Но мы движемся дальше, и лес остается позади, исчезая из поля зрения всё так же постепенно, частями.

Если двигаться еще дальше, минуя развалины бог весть почему заброшенного пионерлагеря, мы окажемся на равнине, где река, сворачивая направо, встает у нас на пути. Вечереет, и на другом её берегу уже чудятся огоньки чужой деревни. А ветер доносит оттуда лай собак да слабый запах дыма – это дожигают последние листья. Тут же перманентный дождик, очень нерешительный до последней минуты, начинает набирать обороты – прогулка подходит к концу. Ведь совсем непонятно, утихнет ли его порыв так же быстро или же, напротив, испортит нам не только прогулку, но и все выходные. Мы разворачиваемся, бросив прощальный взгляд на уютно рассыпавшиеся огоньки за рекой (где селяне в тепле попивают чай с душистым вареньем) и устремляем стопы свои назад, к домику на холме с чердаком, набитым сеном да антоновкой. Дождь и не собирается заканчиваться, и мы понимаем, что наблюдений сегодня точно не предвидится.

Поделитесь записью:

Добавить комментарий