Глава 7. Февраль

Не знаю как вы, а я постоянно испытываю некоторый восторг, когда удается понаблюдать объекты, «принадлежащие» тому или иному экзотическому созвездию. Понятно, что деление созвездий на экзотические и нет – чисто номинальное, даже деление небосвода на созвездия – это не более чем условность, однако ж, приятно занести в журнал наблюдений, скажем, NGC 2437 из созвездия Кормы. Будто бы ты житель тропиков, созерцатель Магеллановых Облаков и знойного Канопуса… Ан нет, у нас тут далеко не тропики, у нас февраль, самый вьюжный месяц в году.

А рассеянное скопление NGC 2437, оно же М46, является визитной карточкой Кормы, тем объектом, с которого мы начинаем знакомство с этим прекрасным, насыщенным яркими объектами, но, к сожалению, лишь частично доступным в России созвездием. Также необходимо отметить, что скопление М46 нельзя рассматривать в отрыве от своего соседа – рассеянного скопления М47.

В данном случае перед нами пример соседства двух совершенно разных типов скоплений. М46 – крупное и немолодое скопление сотен звезд, отдаленное от нас на расстояние около 5400 световых лет. М47, напротив, весьма молодо (60 млн. против 300 млн. лет у М46), не столь многочисленно (50 звезд) и находится на расстоянии 1600 световых лет. Эта разница очень хорошо ощутима в бинокль, когда оба объекта лежат в поле зрения, и М47 предстает яркой горстью звёздных бриллиантов, а М46 – всего лишь туманным пятнышком. Звезды М46 заметно холоднее звезд М47, самый «горячий» их класс – «всего лишь» А0.

Ярчайшие звезды М 47 – голубые гиганты шестой звёздной величины, поэтому скопление можно различить глазом в виде туманного пятна, как это и было сделано его первооткрывателем – итальянским священником Джованни Батистой Годиерной, который в 1654 году описал этот объект как «туманность меж двух псов». К слову, перу Годиерны принадлежит одна из самых первых классификаций туманных объектов – по степени их разрешимости на звёзды. К сожалению, имя этого человека не часто можно встретить на страницах пособий о наблюдении дип-скай объектов, а ведь по сути именно он выделил их как самостоятельный феномен в своей работе «О систематике мира комет, и о замечательных объектах на небе». Как зачастую бывает, интерес к этой книге проявился много позже, в данном же случае книга увидела свет в 1984 (!!!) году, спустя триста тридцать лет после ее написания. Очень обидно, что интерес к ней был уже исторический, а не научный.

В первой части книги выдвигалось предположение о том, что кометы, в отличие от других туманных пятен на небе, расположены гораздо ближе к Земле. Этот вывод был сделан из наблюдений за перемещением комет по небу и изменением их внешнего вида. Во второй части работы Годиерна привел список из четырех десятков увиденных им туманных объектов с подробными описаниями и зарисовками, среди которых как минимум девять являются его собственными открытиями. Теперь эти скопления носят обозначения М6, М36, М37, М38, М41, М47, NGC 2362, NGC 6231 и NGC 6530.

Фотография двух рассеянных скоплений (а может быть и трёх) в созвездии Единорога
Рассеянное скопление М47 в правой части снимка, М46 – в левой. Также в скоплении М46 можно различить крохотную планетарную туманность. (Ширина кадра 120’)

Что же до М47, то оно было фактически заново переоткрыто Шарлем Мессье 19 февраля 1771 года, который описал его как «более яркое рассеянное скопление, нежели лежащее неподалеку». Лично у меня сей факт вызывает некоторое удивление – почему тогда более слабый объект М46 получил более ранний номер по каталогу?

Однако на этом история открытий этого скопления не заканчивается. Мессье при вычислении координат М47 сделал ошибку и в таком виде внес данные в каталог, после чего, естественно, в указанной точке неба не нашлось ровным счётом ничего. В 1783 скопление было дважды отмечено Каролиной Гершель, а через два года ее знаменитый брат включил М47 в свой каталог за номером H VIII.38. Но даже к концу XIX века в каталогах Гершеля и Дрейера (NGC) присутствовал несуществующий объект с координатами, ошибочно заданными Мессье. В конечном итоге, М47 в 1959 г. было возвращено на свое место канадским любителем астрономии Т. Моррисом, где оно благополучно пребывает до сих пор.

Если красота М47 не вызывает сомнений даже у обладателей бинокля, то для того, чтобы в полной мере насладиться величием М46 необходим телескоп покрупнее. Дело в том, что большинство звёзд скопления имеет блеск 10 – 13m, в сумме их насчитывается несколько сотен, поэтому большие увеличения только приветствуются. Хотя даже при 150–200× в 150-мм телескоп не покидает ощущение лёгкой дымки не разрешившихся звезд вокруг сотни наиболее ярких членов скопления. Но самым лакомым кусочком М46, безусловно, является планетарная туманность NGC 2438, лежащая в пределах этого скопления.

То, что туманность со скоплением никак не связана, а лишь проецируется на него, подтверждено рядом наблюдений, а именно: несовпадение радиальных скоростей и невозможность быстрой эволюции звезды за 300 млн. лет до стадии белого карлика и, соответственно, планетарной туманности. Уточню: такая быстрая эволюция возможна только у очень массивных звезд, а они, в свою очередь завершают свой жизненный цикл вспышкой сверхновой и образованием чёрной дыры, а не плавным сбрасыванием планетарной туманности.

По современным представлениям NGC 2438 находится на расстоянии 2900 световых лет, то есть почти на половине расстояния до М46. Обладая блеском 11m, она, безусловно, является более трудной мишенью, нежели всем известное Кольцо в Лире, хотя визуальные размеры у них почти совпадают. Если к этому добавить низкое положение туманности над горизонтом, а также соседство с более ярким рассеянным скоплением (что тоже не облегчает задачу), то поиск этой туманности должен стать занятием весьма увлекательным. Скажу лишь, что 6-дюймовому инструменту это по плечу.

Лично у меня NGC 2438 вызывает ассоциации именно с М57, Кольцом. На лицо такая же слегка приплюснутая форма, потемнение в центре, выраженное, правда, менее отчётливо, чем у своего северного двойника. Даже на фотографиях эти две туманности выглядят похоже. Что же касается центральной звезды NGC 2438, то она крайне тускла (17m) и не может быть обнаружена визуально ни в какие в любительские телескопы.

Такой вот небольшой участок неба и такое разнообразие небесных драгоценностей. И раз уж мы оказались здесь, можно для спортивного интереса зафиксировать рассеянное скопление NGC 2423 – оно располагается совсем рядом с М47, но плохо выделено из фона млечного пути и эстетической ценности лично для меня не представляло.

А теперь пришло время углубиться в бездны созвездия Кормы. Отправившись строго на юг от скопления М46 и пройдя 4,5°, можно наткнуться на еще одну планетарную туманность – NGC 2440. А можно и не наткнуться, ведь при небольших увеличениях (до 50 крат точно) она выглядит как ничем не примечательная звёздочка 9,5m. Впрочем, опытный глаз всегда заметит, что с этой звёдочкой что-то не так…

Туманность NGC 2440 является одной из самых красивых в своем классе, хотя для наблюдения её в подробностях, на мой взгляд, необходим инструмент более мощный, нежели 150-мм рефлектор. По своему строению туманность весьма замысловата: она мультиполярна, то есть обладает признаками сразу нескольких выбросов вещества из центральной звезды. Есть основания полагать, что произошло, по меньшей мере, три таких выброса, разделённых периодами около 10 тысяч лет. То есть, если бы мы оказались в Древнем Египте, то, скорее всего, увидели бы эту туманность в совершенно другом обличье. Между тем, если продолжить полёт мысли ещё дальше, можно обнаружить, что некоторых хорошо известных нам объектов мы бы вообще не увидели. Например, Крабовидную туманность. Согласитесь, как-то странно представлять, что человечество старше некоторых дип-скай объектов…

Чёрно-белая фотка планетарной туманности
Планетарная туманность NGC 2440. (Ширина кадра 20’)

Не так давно при помощи космического телескопа «Хаббл» было установлено, что центральная звезда NGC 2440 является одной из самых горячих звёзд нашей Галактики. Её температура, ни много ни мало, достигает 200 тысяч градусов. Тут обязательно стоит сказать, что созвездию Кормы принадлежит еще один рекорд – самая быстрая звезда – RX J0822-4300, двигающаяся со скоростью 1300 км/с.

Истинная красота туманности NGC 2440 начинает раскрываться с увеличений 100 крат и выше, а с телескопами от 200 мм в поперечнике и увеличениями в 150 крат становятся понятны названия этой туманности: Белый мотылёк, Губки, Поцелуй. Занятно, что в инструменты разных апертур туманность выглядит по-разному: в один – это Губки, в другой – уже Мотылёк. Поэтому не бывает такой зимы, когда б я не любовался этим небесным поцелуем в желании рассмотреть все доступные для моего инструмента детали.

Однако созвездие Кормы богато не только рассеянными скоплениями и планетарными туманностями – тому пример эмиссионная туманность NGC 2467. Вообще диффузные туманности для наблюдателя дип-скай – это что-то вроде настоящего экзамена на опытность, и качество инструмента. За исключением наблюдений самых ярких из них, требования, предъявляемые к прозрачности звёздного неба в этом случае максимальны, ибо даже самая незначительная засветка или дымка способны «замыть» и без того слабые формы этих гигантских межзвёздных структур. А когда туманность непроста для наблюдения, как например, NGC 2467, у некоторых наблюдателей появляется самый настоящий азарт.

Диффузная туманность NGC 2467 с ее склонением –26,5° поднимается над горизонтом совсем невысоко – на уровне «лап» Большого Пса, от которых обычно и ведется ее поиск. По своей сути туманность NGC 2467 является частью огромного комплекса звездообразования – звёздной ассоциации OB Pup, внешняя граница которой расположена в 14 тысячах световых лет и является «внешним контуром» одного из спиральных рукавов нашей Галактики. К этому комплексу относятся расположенные поблизости рассеянные скопления Haffman 18, Haffman 19, а также многие другие.

Равно как и созвездие Единорога, Корма расположена в гуще млечного пути со всем вытекающим обилием скоплений, облаков межзвёдного газа и регионов звёздообразования. К слову, рассеянных скоплений в Корме даже больше чем в Единороге, однако из-за низкого расположения созвездия значительная их часть никогда не поднимается над горизонтом. Наверное, нельзя не отметить М93 – очень красивое скопление, один из последних объектов, открытых Шарлем Мессье. Небольшое, яркое, с характерным и запоминающимся треугольным рисунком, напоминающим кому-то бабочку, а кому и морскую звезду. Возраст этого скопления оценивается примерно в 100 миллионов лет, а расстояние до него составляет около 1200 парсек.

Не секрет, что на зимние месяцы приходится богатый урожай рассеянных скоплений и туманностей, галактик же совсем мало. В этой связи мне бы хотелось напомнить, что шестидюймовый телескоп является отнюдь не детской игрушкой, а способен обнаруживать галактики практически в любом созвездии. Хочу предложить на ваш вкус объект весьма пикантный – галактику NGC 2613 в еще одном крайне экзотическом созвездии – созвездии Компаса.

Созвездие Компаса, как и Кормы, являлось частью величественного Корабля Арго – южного созвездия, упразднённого французским астрономом Лакайлем. Думается, что наличие компаса на древнегреческом корабле представляется не очень логичным, однако, название прижилось, как и множество других нелепых созвездий, которыми этот ученый наводнил южное небесное полушарие. К слову, Лакайлю принадлежат такие «достижения» как созвездие без звезды Альфа (Наугольник), а также самое тусклое созвездие (Столовая Гора).

Фотография галактики
Спиральная галактика NGC 2613. (Поле зрения 20’)

Спиральная галактика NGC 2613 является массивным объектом класса Sb и повернута к нам практически ребром, что дает хорошую возможность ее обнаружения в 150-мм инструменты. Блеск галактики равен 10,3m, и ясными ночами она видна как тусклое пятнышко сигарообразной формы. В телескопы 200-мм и выше целесообразно применять большие (от 150 крат) увеличения, чтобы рассмотреть чётко выраженное ядро и туманный ореол спиральных ветвей вокруг него. По моему мнению, галактика NGC 2613 является одной из самых «холодных» галактик, ведь пока до неё доберешься, пока найдешь в поле зрения ее пятнышко, как следует промерзнешь. И, даже несмотря на это, она – один из моих самых любимых самоцветов в нашей копилке объектов экзотических и не очень.

Поделитесь записью:

Добавить комментарий